Архив
Отзывы читателей

Единственный журнал...
Сегодня «Контроль качества продукции» — единственный журнал, на страницах которого профессионалы в области оценки соответствия могут обсудить проблемы в этой сфере технического регулирования. Хочется пожелать журналу новых творческих успехов.
Читать полностью

И.З.Аронов, заведующий отделом технического регулирования и подтверждения соответствия ВНИИС

Читать
Купить
Справочная

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях

TwitterLivejournalПрофессионалы.Ру

Facebook Мы Вконтакте



Русская Школа Управления

Опрос
  1. Как вы относитесь к созданию национальных стандартов в области бережливого производства: «Основные положения и словарь» и «Требования к системе менеджмента бережливого производства»?
    41% Полностью одобряю: нужны оба стандарта
    21% Не слышал об этих стандартах
    18% Нужен только стандарт «Общие положения и словарь»
    15% Не одобряю
    5% Затрудняюсь ответить
Выставки в ЦВК Экспоцентр


ГлавнаяЖурналы → «Контроль качества продукции»

01.02.2018

Кое-что об экспертах по сертификации. Почти Ярослав Гашек...

Когда я читаю заключения экспертов по сертификации, то всякий раз вспоминаю пана Шпалу, эксперта по подтверждению соответствия керосина и круп. Что по сравнению с ним представляли собой все, кто ходил с ним в одно кафе? Пан Шпала смотрел на них свысока, презрительно. Люди были для него жалкими смертными, ничтожными червяками, потому что ничего не смыслили в керосине. А поскольку никто из них не разбирался также и в крупах, он возвышался, словно Гималаи над Ржипом, горой в Чехии.
Будучи очень щепетилен в своих отношениях с окружающими, пан Шпала смотрел на них холодно, полагая, что столь замечательный человек, стоящий выше своей среды, не может дарить кому попало дружеские любезные улыбки. Ведь на его визитных карточках было напечатано: «Вацлав Шпала, аккредитованный эксперт по сертификации, специалист по керосину, крупам и консалтингу». А что такое науки и искусства в сравнении с керосином и крупами?!
Когда на заседании Общественного совета Росстандарта он читал свой отчет о работе органа по сертификации за прошедший год, голос его звучал восторженно: «Предъявляемый мне керосин, как правило, являет собой чистую, прозрачную жидкость, и при пробе на язык часто ощущается горький привкус нефти…». После этого мне стал понятен его меланхолический взгляд — в интересах справедливости можно лизать и керосин... А какой восторг звучал в громком голосе господина Шпалы, когда он читал свое заключение о крупах: «Предъявляемые мне крупы обычно маслянисты на ощупь, что можно объяснить недостаточной их просушкой. При ближайшем рассмотрении мною установлено, что крупы были размельчены и раздроблены, что свидетельствует об их преднамеренной порче».
Таким был господин Шпала. С возрастом он потерял память и однажды записал в экспертном заключении: «Предъявленные мне крупы имели вид чистой, прозрачной жидкости, при пробе на язык ощущался горький привкус нефти». Руководитель органа по сертификации, конечно, ничего не заметил, и в сертификате соответствия заявителю отказали, при том что было обращение в контрольно-надзорное ведомство, где его еще и осудили за фальсификацию пищевого продукта.
А пан Шпала все больше терял память, и его последнее заключение выглядело так: «Эти крупы хранились в незапечатанных бутылках и без надписи «для керосиновых ламп»...

***

Другой эксперт, которого я хорошо знал, был господин Карел. Волею судеб он стал экспертом в области сертификации соли, то есть он принадлежал к тем людям, которые в науке о соли съели пуд соли. Этот господин был из так называемых экспертов-прорицателей и ясновидящих.
Это свойство господина Гавела, к величайшему изумлению всех присутствующих, проявилось необыкновенно ярко на совещании в Бела-под-Бездезом. Речь шла о тяжбе двух соседей. Они раскладывали пасьянс, и по несчастной случайности у одного из них из рукава выпала карта. На этом кончилась их дружба, и дело зашло настолько далеко, что бывший партнер высыпал мешок соли на земельный участок незадачливого игрока. Пострадавший заявил, что ущерб стоил ему 300 крон, и через три года после происшествия господин Карел был приглашен для технической экспертизы.
Он приехал на место и распорядился раскапывать пострадавший от соли участок земли. Искали довольно долго, пока действительно не наткнулись на место, где, возможно, была соль. Эксперт окинул беглым взглядом почву и сказал:
— Соль была черная гималайская, содержащийся в ней сульфит железа придает кристаллам соли темно-коричнево-фиолетовый цвет, а сернистые соединения — запах сероводорода, как я вижу...— Благодарю вас, — сказал возглавляющий комиссию следователь, — это уже записано в протоколе...

***

Но, конечно, среди экспертов, консультантов и инспекторов есть и не столь пылкие энтузиасты. Один из них, «специалист по пожарной безопасности», как шутливо говорили о нем в кулуарах аккредитующего органа, сделал такое заключение:
— Не могу с чистой совестью утверждать, что эта рига для сушки и обмолота снопов была подожжена через поливание соломы предполагаемым шампунем, ибо, как установлено, не было найдено ни одной пустой бутылки из-под шампуня; во-вторых, было установлено, что в риге не было никакой соломы, а в-третьих, как я слышал, в ригу ударила молния.
Таковы эксперты, которые не желают молчать и считают своим долгом во что бы то ни стало вволю наговориться на славных заседаниях Общественных советов и вообще перед публикой.

***

На одном заседании комиссии с участием графологов эксперт доказывал, что заявитель, несомненно, самолично подписал сертификат соответствия, потому что у буквы «б» кругленькое брюшко.
— У вас тоже кругленькое брюшко, а вы не буква «б»! — воскликнул в ответ на это заявитель, отягощая тем самым свою вину в глазах графологов.
Так дело часто доходит до крупных разногласий между экспертами и заявителями. Создается впечатление, что заявители всегда обязаны сомневаться в серьезности экспертизы. Во всяком случае, они легкомысленно вносят интересные для них правки в сертификаты и приложения к ним.
При этом аявителем работать легко. Например, можно сослаться на крупный процесс в Вене, когда только через два года после разборки подлинный виновник добровольно признался, что действительно сам написал кляузу, из-за которого другой заявитель, невинный, был оштрафован и лишен сертификата. Когда разобрались, то выяснили, что кляузное письмо писала молодая девушка, обманутая заявителем. Подписал же его ее дедушка.
А недавно попала впросак одна апелляционная комиссия международной системы сертификации. Пригласили даже судебного эксперта-графолога, хотя речь шла о заявлении, распечатанном на принтере. Что оставалось делать бедняге? Помня о требованиях системы менеджмента качества, он сообщил, что письмо написано на компьютере в программе, которой он не пользуется, и что он не знает, умеет ли предполагаемый автор вообще пользоваться компьютером.

***

Любопытны бывают документы экспертов по аккредитации. От их решений в 90 процентах случаев зависит судьба сертификации. Поэтому так странно выглядят некоторые их заключения: «У руководителя отдела наблюдалось чрезвычайное, бросающееся в глаза спокойствие», а через две недели, в другом случае: «У главного специалиста наблюдалось чрезвычайное, бросающееся в глаза беспокойство».
Иногда приходится слышать и такие вещи, что у слушателей от ужаса волосы встают дыбом. Я знаю одного эксперта-медика, с виду очень добродушного, который не так давно написал в своем заключении: «По собственному опыту знаю, что после удара топором не всякий падает сразу...»

Начало активности (дата): 01.02.2018

Рубрика: КАКАПО

Подписаться



ЗАО Мультифильтр - Промышленные воздушные фильтры Рейтинг@Mail.ru