Архив
Отзывы читателей

Монтажный колледж (Челябинск)
Мы очень любим Ваш журнал. Неразлучно работаем с ним. Это наше учебное пособие. Как он нам помог!
Мы создали СМК, получили сертификат, совершенствуем систему. Ваш специализированный журнал, имеющий хорошую репутацию — путеводитель в современном мире подходов, методов и опыта. Восхищает стиль и...
Читать полностью

С почтением и благодарностью, Служба качества Челябинского Монтажного колледжа

Читать
Купить
Справочная

Присоединяйтесь к нам
в социальных сетях

TwitterLivejournalПрофессионалы.Ру

Facebook Мы ВконтактеLinkedIn



6-я международная выставка ЭкоГородЭкспо
Премия приоритет
Русская Школа Управления
Молодежный форум Профессиональный рост
Международная выставка франшиз "BUYBRAND EXPO 2016"
Энергоэффективность и Энергосбережение
Международный форум «Микроэлектроника 2016»
XXI Международная научно-практическая конференция «Косметическая индустрия: взгляд в будущее»
16-я Международная выставка оборудования для неразрушающего контроля и технической диагностики
Медицинская промышленность России и СНГ

Опрос
  1. Что для вас наиболее важно при оценке качества управления в вашей организации?
Выставки в ЦВК Экспоцентр


ГлавнаяЖурналы → «Методы менеджмента качества»
01.05.2016

Т.Ф. Сейфи — основоположник одной из первых отечественных систем управления качеством

В преддверии памятной даты редакция журнала «Методы менеджмента качества» обратилась ко мне с предложением подготовить статью о выдающемся специалисте, крупном советском ученом, конструкторе Талгате Фатыховиче Сейфи, авторе системы, которая ранее была известна почти всем. Даже само название «система КАНАРСПИ» (качество, надежность, ресурс с первых изделий) говорило о несколько необычном для того времени складе ума автора, о его способности глубоко и точно видеть задачи, которые предстояло решить. Мне довелось работать в институте, который создавался для реализации идей Талгата Фатыховича на базе Горьковского авиационного завода, который сейчас называется ПАО «Нижегородский авиастроительный завод «Сокол», а ранее — ГАЗИСО. Целая группа людей перешла в научно-исследовательский институт, образовав его костяк, к ним присоединились сотрудники из других отраслей, в том числе физики, математики, кибернетики, специалисты по исследованию материалов, — и сложился интересный коллектив. К сожалению, Талгат Фатыхович не смог возглавить институт, так как скоропостижно скончался. Первым его руководителем стал Товий Павлович Скворцов, который и принимал меня на работу и с которым мы развивали идею системы КАНАРСПИ. Со временем этот институт обрел свое лицо, у каждого, кто работал в данной области, сложилась своя судьба.

К сожалению, сам Талгат Фатыхович и его коллеги написали не очень много статей и книг, по которым можно судить, что собой представляет система КАНАРСПИ. Когда почти 20 лет назад задумывался проект, посвященный Талгату Фатыховичу, мы начали собирать материалы и, по существу, сделали, может быть, чрезвычайно ценную вещь — сумели взять интервью у людей, которые близко знали Т.Ф. Сейфи, работали с ним. Они рассказали не только о самом Талгате Фатыховиче — человеке очень необычном и ярком, — но и о глубинных идеях, которые привели к созданию данной системы. Некоторые люди, к сожалению, ушли в мир иной, другие живут за границей, а кто-то еще продолжает работать. Нам показалось, что к 100-летию со дня рождения Т.Ф. Сейфи лучше было бы воспроизвести основные фрагменты публикации из № 5 за 1998 г., подготовленной Натальей Перцовой — на тот период сотрудником группы компаний «Приоритет» и корреспондентом журнала «Надежность и контроль качества» (ныне — «Методы менеджмента качества»).

На мой взгляд, материал очень интересный, из него можно узнать гораздо больше, чем из самого подробного описания системы КАНАРСПИ. Предлагаю его вашему вниманию.

Вадим Аркадьевич Лапидус
генеральный директор ГК «Приоритет»

«НАДЕЖНОСТЬ И КОНТРОЛЬ КАЧЕСТВА», 1998, № 5

Качество в лицах

Качество, надежность, ресурс с первых изделий

Последнее время ученые в области автомобилестроения пытаются создать единую российскую систему качества для отечественных предприятий. Фундаментом этой системы, по их мнению, должны стать американские и японские аналоги. При таком подходе к проблеме невольно возникает вопрос: «Неужели на российской земле за все время развития промышленного производства не было ни одной системы качества, которая смогла бы стать основой современного проекта?»

Были такие системы. Они существовали на горьковских, саратовских, ярославских и других заводах уже в 60-е годы нашего века. Об одной из них — системе КАНАРСПИ и ее создателе Талгате Сейфи — я хочу рассказать более подробно.

Система КАНАРСПИ (КАчество, НАдежность, Ресурс С Первых Изделий) была разработана командой инженеров Горьковского авиационного завода им. С. Орджоникидзе в 1956 г. Ведущими авторами и идеологами этой системы стали главный инженер — Талгат Фатыхович СЕЙФИ и директор завода Александр Ильич ЯРОШЕНКО.

Один из основных принципов КАНАРСПИ — глубокое исследование и испытание конструкций изделия и технологических процессов на самых ранних стадиях его изготовления. Следуя этому принципу, уже в 1958–1962 гг. на передовых предприятиях г. Горького были проведены большие работы по созданию экспериментально-исследовательской базы, оптимальных методов контроля и испытаний, объективных средств контроля.

Другой важной особенностью системы стал принцип творческого сотрудничества конструкторских бюро и серийного завода, рабочих и инженерно-технических работников. В названии системы заложены основные компоненты производственной деятельности. Качество рассматривается в различных аспектах и является фундаментом всех работ. Ввиду того, что система КАНАРСПИ была разработана для таких изделий ответственного назначения с повышенными требованиями к надежности, как суда, автомобили, газомотокомпрессоры и др., из комплекса компонентов, которые составляют понятие «качество изделия», она уделила особое внимание надежности. Ресурс изделий является количественным выражением их долговечности. Увеличение ресурса практически равнозначно выпуску новых изделий без дополнительных затрат. КАНАРСПИ ставит целью повышение качества и надежности с первых изделий, а также улучшение этих параметров в ходе серийного производства на основе анализа эксплуатации изделий у потребителя путем целенаправленной модернизации изделий и других методов.

Система КАНАРСПИ позволила на ряде предприятий:

  • сократить сроки доводки новых изделий до заданного уровня качества в 2–3 раза;
  • повысить надежность выпускаемых изделий в 1,5–2 раза;
  • увеличить ресурс изделия в 2 раза;
  • снизить трудоемкость и цикл монтажно-сборочных работ в 1,3–2 раза.

Особым успехом система КАНАРСПИ пользовалась на предприятиях с частой сменой объекта производства, где требовалась постоянная готовность к переходу на серийный или массовый выпуск более современной техники с заданным уровнем качества с первых промышленных образцов.

Впервые о Талгате Фатыховиче автор этих строк узнала из рассказов своего классного руководителя Светланы Талгатовны Сейфи. С тех пор в памяти сохранился образ всеобщего любимца, очень умного, талантливого человека. Ни о какой системе качества тогда не говорили — Горьковский авиационный завод им. С. Орджоникидзе был закрытым предприятием и все заводские успехи или неудачи особо не разглашались.

Через несколько лет, уже работая корреспондентом, я услышала имя Т.Ф. Сейфи в одном ряду с такими видными мировыми учеными, как Э. Деминг, Дж. Джуран, К. Исикава.

Почему мы так быстро забываем своих героев? Почему после смерти Талгата Фатыховича не нашлось продолжателей успешно начатого им дела? Почему, обладая такой мощной системой качества, заводы не стали ее применять в полном масштабе? С многочисленными «почему» я приступила к работе над этой статьей. Заранее благодарю всех, кто помог мне с материалами и согласился на интервью. То, что вы прочитаете здесь, написано по устным рассказам родственников, друзей и коллег Талгата Фатыховича.

Светлана Талгатовна СЕЙФИ
дочь ученого

Дома мы редко разговаривали о папиной работе. Каждое утро начиналось со слов «Какая погода?» От погоды зависело настроение родителей, график полетов и выполнение планов на заводе.

Папа родился 19 мая 1916 г. в г. Малмыж (б. Вятская губерния) в семье учителей. В шесть лет он остался без родителей. Родственники перевозили его с места на место — так он оказался в Казани, где и закончил школу. После школы поступил в железнодорожное училище, а после его окончания три года проработал кондуктором в трамвайном парке.

С начала тридцатых в воздухе стала витать идея «Все в авиацию!» Жизнь без самолетов для мальчишек и девчонок тех лет не имела смысла. Папа поступил на рабфак Казанского авиационного института. Когда он его заканчивал, маминого отца — моего деда — репрессировали. Папе предложили отказаться от семьи, в противном случае он не смог бы работать по специальности. Однако появившаяся статья Сталина «Сын за отца не отвечает» и папино письмо Генеральному секретарю ЦК КПСС позволили ему работать на саратовском заводе «Саркомбайн».

С 1939 по 1948 гг. он побывал в различных должностях: от конструктора до начальника цеха. В военное время папа работал начальником полетов. Это были трудные годы: уходя в столовую, он брал одного из нас, чтобы разделить обед на двоих. В своих рассказах папа по-особенному вспоминал саратовский период — это было не только начало работы в авиации, но и время знакомств с интересными людьми. Ему пришлось отправлять в полеты эскадрилью Марины Расковой. Самым ярким воспоминанием, особенно у нас, детей, стало знакомство с французской эскадрильей «Нормандия—Неман».

Когда на праздники детям дарили подарки (обычно кусочки вареной свеклы или запеченной тыквы), французские летчики презентовали нам ломаный серый шоколад — экзотический продукт тех лет.

В 1947 г. папа поехал учиться в Москву на курсы руководящих работников. После года обучения ему предложили должность главного инженера на выбор на нескольких заводах. Так как папа был всегда человеком отчаянным, он выбрал машзавод «Прогресс» в поселке Семеновка Яковлевского района Приморского края (сейчас это г. Арсеньев). В воспоминаниях о Семеновке в памяти всплывают картины вечерних чтений. После работы, каким бы уставшим ни приходил папа домой, мы все усаживались за круглый стол и он читал нам книги или рассказывал интересные истории. Я всегда удивлялась, как он все успевает делать: и работать, и воспитывать нас, и сочинять музыку (к праздникам папа старался написать для каждого какую-нибудь песню, польку или вальс).

После Приморья — Комсомольск-на-Амуре. Именно там впервые заговорили о системе повышения качества самолетов. Я помню случай, когда разбился самолет и папа плакал, а потом сказал: «Нужно сделать так, чтобы самолеты были максимально надежно подготовлены к полетам». В это же время он начал заниматься научной работой, сдал кандидатский минимум и поступил в аспирантуру.

В 1956 г. папу перевели в г. Горький на должность главного инженера авиационного завода им. С. Орджоникидзе. Под его техническим руководством были поставлены на серийное производство реактивные самолеты МиГ-21 первого поколения. Он был активным участником процесса перехода на принципиально новую технологию производства цельносварных самолетов МиГ-25 из титановых сплавов.

На Горьковском заводе оформилась и начала действовать система обеспечения качества, надежности и ресурса с первых изделий — КАНАРСПИ, в создании которой он принимал самое деятельное участие.

Яков Лазаревич БОРТ
бывший ведущий специалист по гидрогазовым системам Горьковского авиационного завода им. С. Орджоникидзе

Талгат Фатыхович стал главным инженером завода в то время, когда на нем участились аварии гидрогазовых систем. Я тогда работал начальником бюро в отделе главного технолога и занимался трубопроводами.

Первое, что сделал новый руководитель, это отправил группу инженеров и технологов в командировку в НИИРАТ (военный институт по эксплуатации). Там была картотека всех отказов, которые случаются в процессе эксплуатации. Мы просмотрели перечень этих отказов и выявили, что большая часть неполадок (50–60% отказов) связана с неисправностью работы систем — двигателей, трубопроводов, кондиционеров и агрегатов, системы кислородной подачи и др.

Т. Сейфи поставил перед коллективом задачу — найти решение, как повысить качество этих систем. Так началась глубокая аналитическая работа, в ходе которой была разработана методология повышения надежности.

Ее главным звеном стала проверка качества и надежности всех изделий, поступающих на завод. В связи с этим был построен лабораторный центр, который включал в себя несколько видов проверок. Однажды академик Аксель Иванович Берг сказал: «Ваш завод — это целый научно-исследовательский институт».

Талгат Фатыхович уделял большое внимание стандартизации. Считал ее наивысшим критерием качества. Тогдашний председатель Комитета по стандартизации В.В. Бойцов с восхищением воспринял организацию системы безотказной работы изделий на авиационном заводе.

Аполлон Яковлевич МАРИНЕНКО
начальник конструкторских бригад

Талгат Фатыхович стал находкой для завода. До его приезда в г. Горький ходили слухи: «очень подвижный», «много идей», «большая семья»... Когда Талгат начал формировать команду заместителей, пригласил на эту должность и меня. Я очень не хотел переходить на новое место работы, долго раздумывал, однако вынужден был согласиться. Кстати, сейчас я об этом ничуть не жалею. Талгат действительно оказался очень энергичным, коммуникабельным человеком, подхватывал идеи «на лету».

Как создавалась новая система ?

К началу 60-х годов советско-китайские отношения испортились. Мао Цзэдуну для чего-то понадобился скандал — поводом послужило низкое, по его мнению, качество горьковских МиГов. В действие вступила советская военная прокуратура. Прошло какое-то время, следовательская группа собралась в кабинете директора завода А.И. Ярошенко с предложением арестовать главного инженера. Ярошенко возмутился: «Если виноват Сейфи, то и я пойду под суд». На следующий день следователи исчезли — ситуация разрешилась неожиданно благополучно. Вскоре после этого случая главный инженер поставил вопрос о качестве на общее рассмотрение: «Как же так получается: мы даем гарантии, а на деле выходит брак? Значит, что-то не дорабатываем». Инженеры пришли к выводу о необходимости создания новой системы качества. Суть замысла заключалась в следующем: перед тем, как поставить на конвейер один боевой самолет, необходимо создать и испытать два так называемых «технологических».

Под руководством Т.Ф. Сейфи была разработана система контроля качества, которая несла в себе четыре основных принципа:

  • генеральный конструктор проектирует самолет, заранее закладывая в него элементы надежности;
  • завод выпускает десятки самолетов, доводит их качество до высокого уровня;
  • заказчик активно участвует в производстве и поощряет изготовителей;
  • завод один раз в год предоставляет в Государственный военный институт самолеты на испытание.

Впоследствии новая система качества обрела название КАНАРПИ (качество, надежность, ресурс первых изделий). Чуть позже название изменилось, включив в себя предлог «с» — КАНАРСПИ. Очень быстро КАНАРСПИ завоевала признание на многих отечественных заводах, и ее стали широко внедрять.

Особенный размах распространение системы приобрело в Горьковской области, там она использовалась на судостроительном заводе «Красное Сормово», ГАЗе, заводе фрезерных станков, Павловском автобусном заводе и др.

Одним из ключевых моментов системы был принцип непрерывного развития. В связи с этим на заводе было создано несколько лабораторий. В одной из них — лаборатории комплексов — все составляющие системы собирались вместе, устанавливались и проверялись на взаимные помехи.

Кроме того, был создан отдел надежности, в котором количественно (по числу гарантийных часов) определялась степень надежности той или иной системы. Все это проходило параллельно с выпуском новых самолетов.

Мы стали использовать систему КАНАРСПИ в работе с поставщиками. Те, в свою очередь, — с разработчиками и т. д. Таким образом, система вышла за рамки одного серийного завода.

Чтобы утвердить систему и обосновать ее научно, Талгат Фатыхович написал по ней диссертацию. Впоследствии система КАНАРСПИ стала ключевым моментом во многих научных работах по качеству.

Почему же последователи Талгата Фатыховича не продолжили развитие его дела на практическом уровне?

Талгат Фатыхович Сейфи умер за месяц до защиты докторской диссертации, вскоре умер и Александр Ильич Ярошенко — «армия» оказалась без командующих. И таких ярких лидеров на Горьковском авиационном заводе больше не было.

Товий Павлович СКВОРЦОВ
доктор технических наук, начальник отдела

Середина 50-х — непростое время для авиационного завода: у МиГ-19 горят фюзеляжные части, в отношениях с Китаем возникают проблемы и камнем преткновения становятся все те же МиГи. Именно в этот период Талгат Фатыхович Сейфи решил пересмотреть подход к производству, сделать так, чтобы уже никто не смог упрекнуть советских авиастроителей в низком качестве продукции.

С приходом на завод Талгата Фатыховича начался период «взлета» ОКБ. Главный инженер считал, что на вершине производства должны стоять не мастера, а инженеры. Интеллект в сочетании со знаниями законов управления должны были стать основой производственной деятельности. Это был большой замысел по изменению стиля всей работы.

Когда Т.Ф. Сейфи пригласил Аполлона Яковлевича Мариненко на должность заместителя главного инженера, он сказал: «Я открыл человека». От себя добавлю — Талгат Фатыхович открыл многих из нас, в каждом нашел ту искорку, которая разожгла большой костер. Он давал возможность развивать наши потенциальные силы, выдвигал молодых специалистов, ставил перед ними труднорешаемые задачи, заставлял работать в режиме поиска идей. Сейфи был не только автором системы КАНАРСПИ, но и создателем новой деловой философии, которая формально приобрела оболочку системы качества.

Одним из элементов обеспечения качества стала теория взаимоотношений — творческое ядро философии управления. Саратовская система качества, практиковавшаяся в то время на заводе, предусматривала сдачу изделий с первого предъявления в соответствии с технической документацией. Это был некий тейлоровский подход: необходимо регламентировать, спрашивать и привлекать к ответственности. Однако даже выполняя все требования этой системы, в сумме не всегда можно было получить желаемый результат. Управление качеством извне решало лишь 20% задачи. Раньше считали, что работать качественно — значит соблюдать государственные стандарты, больше того, что в них написано, делать не нужно.

Талгат Фатыхович придерживался мнения, что государственный стандарт — это необходимый минимум, на первом плане должен стоять стандарт предприятия. (Аналогично работают американские и японские фирмы и корпорации: во-первых — выполнение корпоративных предписаний, во-вторых — государственных, национальных. На предприятии, разрабатывающем свой стандарт, ведется широкая научная деятельность.

Когда данный стандарт входит в политику государства, фирма создает что-то новое, тем самым опережая по качеству других.) Талгат Фатыхович разработал «принцип управления качеством в будущем»: выполняя работу, не думай, что это будет конечный результат, сомневайся. Это повысит гарантии положительного результата, количество брака сведется к минимуму.

До появления КАНАРСПИ мы развивались согласно парадигме 1, которая базируется на тейлоровской модели — кибернетическое управление, делимость объекта на составные части, отсутствие интеллекта. Парадигма 2, о которой говорил Т.Ф. Сейфи, по которой работал завод в 60-е годы и согласно которой работают современные ведущие мировые концерны, — это искусство управления в будущем с широким применением интеллектуальной деятельности и неделимостью рассматриваемого объекта. Предприятие должно развиваться на основе механизмов саморегулирования, аналогично цепной ядерной реакции. Все это называется эволюционным менеджментом.

Эволюционный менеджмент — главный стиль работы Сейфи. Талгат Фатыхович старался использовать на производстве научные новинки, интеллектуальные технологии, эвристику, технологию экспертных систем. Он создал внутреннюю среду, которая сама гарантировала конечный результат.

Авиационный завод в 60-х работал по принципу дуального управления, которое предусматривало эволюционный менеджмент и обязательное выполнение требований документации. К сожалению, первая составляющая в настоящее время на российских заводах потеряна.

Сейчас внимание отечественных производителей акцентируется на внедрении международных стандартов. Фактически, мы остаемся с парадигмой 1, так как считаем, что участие в международных стандартах — конечный результат. Международные стандарты создаются в течение 15–20 лет, мы встаем «в затылок» зарубежным фирмам и позволяем им управлять нами.

Ваши личные впечатления о Талгате Фатыховиче Сейфи как о человеке?

Открытость в сочетании с хитростью, смелость по-крупному, талант в различных проявлениях. Когда Талгат Фатыхович учился в Казанском авиационном институте (КАИ), ему пророчили будущее великого физика. Впоследствии один из преподавателей КАИ, узнав, что Сейфи занимается организаторской деятельностью и разрабатывает новую систему качества, сказал, что великий физик погиб, убив собственноручно талант.

Некоторые считали, что главным в его жизни должна была стать математика. Талгат Фатыхович писал музыку, любил детей, природу... Сейфи был великим режиссером. Если Ярошенко на заводе ассоциировался с планами и сроками, т. е. с чисто директорской деятельностью, то Талгат Фатыхович был генератором идей, творцом, который «заражал» всех интересными рискованными проектами.

Владимир Михайлович КОРЕНЕВ
директор по качеству и сертификации

Учитывая возросшие в настоящее время требования к качеству продукции как на внутреннем, так и на внешнем рынках и то, что стандарты ИСО являются нормативной базой для сертификации продукции и систем качества, на нашем заводе было решено внедрить МС ИСО серии 9000.

Системный подход, заложенный в комплексной системе КАНАРСПИ, позволил заводу быстро провести адаптацию системы качества к требованиям МС ИСО серии 9000.

Современная система качества, разработанная на нашем заводе, одобрена Авиационным Регистром межгосударственного авиационного комитета (АР МАК) и позволила получить сертификат, подтверждающий признание завода в качестве разработчика гражданской авиационной техники, а также одобрение зарубежных партнеров, таких как фирма «Дорнье» и итальянская фирма «АЭРМАККИ».

И сегодня на авиационном заводе сохранена преемственность принципов, заложенных в систему КАНАРСПИ нашим выдающимся соотечественником Талгатом Фатыховичем Сейфи. Теги: Надежность, Контроль качества, Методы менеджмента качества
Начало активности (дата): 01.05.2016
Количество показов: 485

Рубрика: Юбилейные даты

Полная версия статьи доступна подписчикам журнала "Методы менеджмента качества" >>>

Подписаться




Открытые статьи:

Бережливость по-русски
Враг рабочего человека, или отец научного менеджмента
Эйнштейн в решении проблем
Культурная трансформация: оценка и совершенствование культуры
Стандарт AS 9100
Джозеф Джуран — архитектор качества. Трудный путь становления высококвалифицированного инженера в области управления качеством
Арманд Фейгенбаум — создатель TQM
Что мы оставим для других?
Двенадцать титанических подвигов «бережливого» лидера
Принципы построения и развития систем менеджмента качества строительных организаций в России

ЗАО Мультифильтр - Промышленные воздушные фильтры Рейтинг@Mail.ru